Усадьба Царицыно в Москве

Царицыно – это не просто усадьба: в Москве этот музей-заповедник наибольший, и включает не только лишь дворцовый ансамбль, да и расчудесный парк с умопомрачительной красы пейзажами и ландшафтами, также Царицынские пруды – музей Царицыно сейчас охраняется особо.

Сотки годов назад никто и не задумывался, что это место станет таким принципиальным и известным. В XI-XIII веках тут жили вятичи — их курганы и сейчас можно созидать в Царицынском парке, — а позже, в течение веков, тут были только пустоши и глухие леса. Одна из пустошей, с непрезентабельным заглавием Чёрная Грязюка, в конце XVI века была незаметной малозаселённой местностью, но в Одна тыща 600 30 три году её владельцем стал вельможа Лукьян Стрешнев – ему пожаловал эти земли правитель Миша Фёдорович. Конкретно на этой пустоши Стрешнев и решил строить свою усадьбу – так началась история Царицына.

Хозяйство вельможи было богатым: в усадьбе выращивали много фруктов и овощей, имели свою мельницу, разводили скот и рыбу в прудах – работы бессчетным боярским людям хватало. Но у отпрыска Лукьяна Стрешнева не осталось наследников, и сначала 70-х годов XVII века поместье опять перебежало к царю, уже к Алексею Михайловичу, но скоро снова стало собственностью Стрешневых – сейчас его получил Иван Стрешнев, и передал собственному внуку Алексею Голицыну – после чего жизнь в усадьбе потекла по-другому.

Голицыны выстроили в имении церковь, и переименовали местность в село Богородское; усадьба стала ещё и резиденцией для приёма гостей, для наслаждения которых вокруг всех построек была устроена галерея, а помещения отделаны и обустроены вновь – так, чтоб можно было устраивать огромные и шикарные пиры. Хозяйственная деятельность тоже расширялась: в поместье начали разводить жеребцов и варить пиво, развивалось и рыбное хозяйство.

Пётр I, придя к власти, отобрал имение у Голицыных, и пожаловал Дмитрию Кантемиру, сыновья которого потом продолжили его благоустройство: а именно, они выстроили огромную оранжерею, в какой выращивались неслыханные по тем временам фрукты: персики, виноград, инжир, апельсины и др.

Екатерина Величавая увидела красы усадьбы Чёрная Грязюка случаем: поселившись в один прекрасный момент на лето в Коломенском, она, гуляя по лугам и рощам, была привлечена их красочной красотой; а здесь ещё и овраги, и бугры, ручьи и пруды – императрица решила приобрести имение в том же году — в 1775, и заплатила обладателям в общей трудности 30 000 рублей.

Столько же было выделено и на реконструкцию усадьбы – точнее, на новое строительство: Екатерина призвала известного Баженова, и он был должен перевоплотить Чёрную Грязюка в поместье, достойное величавой королевы – выстроить дворцы, разные корпуса, хозяйственные и надворные постройки, ворота и мосты. Только церковь решено было сохранить – всё остальное требовалось перестроить и выстроить поновой.

В Одна тыща семьсот 70 6 году строительство началось, и первыми принципиальным постройками стали дворцы для Екатерины – Малый и Средний; в Малом дворце были устроены её личные покои.

В целом, строительство шло стремительно и без особенных заморочек, только мост, ведущий через ров к церкви, строили подольше других сооружений: мешали бессчетные ключи, и проект пришлось усложнить. В летний сезон Одна тыща семьсот восемьдесят девять года, во время строительства огромных дворцов, возводимых для императрицы и Павла Петровича, началась эпидемия лихорадки, и работы приостановились – лечиться в Москве пришлось даже самому конструктору.

Через Два года, но, дворцы были готовы, но самое сложное было впереди: Баженов был должен выстроить напротив дворца Кавалерский корпус, Управительский дом и каменную ограду, отделявшую кухни – рабочих и мастеровых людей было выделено около тыщи. Средств не хватало, но Баженов продолжал работы, и вдруг Екатерина решила всё поменять: ознакомившись с проектами конструктора Казакова, она отстранила Баженова, который уже выстроил главный корпус 1-го из дворцов, и повелела всё разобрать, что и было изготовлено. Здание уже было покрыто, но его разобрали и стали строить поновой – сейчас с средствами заморочек не появилось.

В Одна тыща семьсот девяносто году строительство всё же пришлось приостановить на Три года: война с турками тоже добивалась средств, и главный корпус дворца был закончен в Одна тыща семьсот девяносто четыре году, но проект значительно упростился. Отделывать дворец стали в Одна тыща семьсот девяносто 6 году, но конкретно этот год стал последним для величавой императрицы: Екатерина погибла осенью, а Павел I здесь же повелел закончить работы, и скоро дворец и все постройки стали ветшать и разрушаться; оранжереи же, в каких выращивались экзотичные плоды, были заброшены, и заросли сорной травкой.

В XIX веке действующим было только здание Третьего Кавалерского корпуса: его сдавали в аренду, располагали в нём гостиницу, трактир – в общем, использовали не по предназначению.

Посреди столетия Николай I решил устроить в Царицыне поликлинику для простонародья, но она проработала всего 10 лет. Позже было решено сделать Царицыно дачным посёлком, и транспортное сообщение тоже было налажено – заработала стальная дорога: дачников в Царицыне стало появляться всё больше – в аренду отдавались участки и строения, но основная часть дворцового комплекса находилась в плачевном состоянии.

Скоро крыша Огромного дворца стала разрушаться, и крыши его башен начали разбирать, чтоб не дожидаться обрушения; в Оперном доме разбирали изразцовые печи.

В целом местность процветала: строились дачи, и к началу XX века в Царицыне и его округах их было уже больше Одна тыща – иметь тут дачу числилось престижным, и всё больше богатых и именитых людей тех пор стремились приобрести участки. Пруды тоже были пользующимся популярностью местом отдыха: в их купались, ловили рыбу и катались на лодках.

Революция Одна тыща девятьсот семнадцать года изменила судьбу Царицына: посёлок переименовали в Ленино, и он был достаточно огромным – 5 тыщ человек. Парк Царицыно уцелел; посреди 20-х годов тут открыли музей, и началась реставрация неких строений, но в Одна тыща девятьсот 30 семь году музей был закрыт.

В Хлебном доме – Кухонном корпусе, построенном Баженовым, поселились люди, устроив для себя коммунальные квартиры, а 2-ой Кавалерский корпус был разобран. Церковь перед войной закрыли, устроив в её здании электронную подстанцию с трансформаторами; восстановительные работы на местности Царицына начались исключительно в конце 50-х годов.

Прошло ещё практически 10 лет, до того как была начата разработка проекта реставрации Царицынских памятников, но он так и остался проектом: ожидать пришлось до начала 80-х годов — заниматься реставрацией на практике никто в особенности не желал. Муниципальный музей на местности Царицына был открыт в Одна тыща девятьсот восемьдесят два году, и восстановление комплекса было продолжено. С Одна тыща девятьсот девяносто три года начались активные реставрационные работы: Министерство культуры наконец взяло на себя ответственность, и Царицыно собрались сделать многопрофильным музеем-заповедником – к Две тыщи один году большая часть работ была завершена.

В Две тыщи четыре году музей передали столичному правительству, и его развитием стал заниматься Юрий Лужков. В музее Царицыно стали проводиться разные мероприятия: конференции, художественные выставки и т.д.

Музей-заповедник Царицыно сейчас ухоженный и прекрасный, но многие учёные считают, что его постройки нельзя именовать исторической ценностью: серьёзные реставрационные работы тут начались практически Двести лет спустя после того, как Павел I повелел их закончить, и особенности строительного стиля XVIII века фактически не учитывались – архитекторы делали то, что давала подсказку им фантазия. Туристы, но, довольны всем: новые дворцы Царицына ярки и красивы, и одни только пруды тянутся на Восемь км; через ручьи перекинуты мостики, а пригорки и вся территория парка ухожены просто совершенно.

Музыкальный фонтан, открытый в Две тыщи семь году, уж точно не относится к эре Екатерины II, благодаря которой эта умопомрачительная местность и получила своё заглавие – Царицыно. Все же, этот фонтан завлекает много людей, как приезжих, так и местных: практически Одна тыща струй под музыку Чайковского и Поля Мориа взмывают на высоту до Пятнадцать м, а светомузыка обеспечивается размещёнными в чаше фонтана светильниками – их практически 2600.

Царицыно именуют наилучшим русским парком и рекреационным комплексом, но в нём работает и музей, где располагаются уникальные культурно-исторические экспозиции. Проводятся на местности комплекса и выставки, и концерты, а постройки, возведённые современными конструкторами, всё-таки почти во всем отражают стиль, загаданный Екатериной, и охото веровать, что величавой российской императрице современное Царицыно тоже пришлось бы по нраву.

Гатаулина Галина

Posted in Без рубрики
Author Image
Woman Trend

Добавить комментарий